Является ли прощение долга дарением

Соотношение прощения долга и договора дарения

Является ли прощение долга дарением

Нуруллаев Рубин Рафаэльевич

Вопрос о соотношении концепций договора дарения и прощения долга является неоднозначным как в теоретическом, так и в практическом плане, основной причиной чему является неопределенность законодательных положений.

Согласно п. 1 ст.

 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. Понятие договора дарения является многоаспектным, поскольку в качестве его предмета может выступать как вещь, так и имущественное требование либо имущественная обязанность. Отличительным условием договора дарения, указанным в законе, является его безвозмездность — согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор считается возмездным, если из правовых актов (их круг не ограничивается законами), содержания или существа договора не вытекает иное. Таким образом, дарение является двухсторонней безвозмездной сделкой.

В главе 26 ГК РФ содержится конструкция прощения долга. В соответствии с п. 1 ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Ст.

 415 ГК РФ именуется «Прощение долга», однако в тексте статьи данная формулировка отсутствует. В главе 32 ГК РФ, посвященной договору дарения, упоминаний о прощении долга нет.

Вместе с этим представляется очевидным тот факт, что законодательные конструкции прощения долга и договора дарения имеют ряд схожих черт, что привело к возникновению следующих точек зрения на предмет соотношения договора дарения и прощения долга:

1) Договор дарения и прощение долга представляют собой различные правовые конструкции;

2) Прощение долга является разновидность договора дарения.

При использовании формально-логического и грамматического методов толкования можно признать, прощение долга отлично от договора дарения ввиду большого числа различных обстоятельств.

Если тот факт, что как договор дарения, так и прощения долга являются двухсторонними сделками (прощение долга возможно лишь с согласия должника, так как согласно п. 2 ст.

 415 ГК РФ должник в разумный срок с момента получения уведомления о прощении долга может направить кредитору возражение, и тогда обязательство не прекратится — несмотря на кажущуюся несуразность данного положения, в отношениях между предпринимателями это может иметь большое значение), тогда как безвозмездность прощения долга исследователями ставится под сомнение. Так, Серветник А.А. полагал, что прощение долга в предпринимательской практике как правило носит возмездный характер, что касается также случаев прощения части долга [1]. Зачастую в предпринимательских отношениях прощение долга осуществляется в целях изменения суммы и сроков уплаты денежных или иных обязательств (к примеру, кредитор прощает неустойку на том условии, что должник возвратит основную сумму долга). Договор дарения является безвозмездный, одаряемый не делает встречных предоставлений, что не всегда наблюдается при прощении долга.

Большое значение имеет тот факт, что дарение запрещено между коммерческими организациями, тогда как практика использования прощения долга носит более универсальный характер и не позволяет причислить прощение долга к договору дарения.

Григорян Т. В. полагает, что договор дарения есть двухсторонняя безвозмездная сделка, предполагающая свободное волеизъявление обеих сторон, что отличает его от прощения долга и наследования [2]. Исходя из данного утверждения можно заключить, что дарение отличается от прощения долга именно безвозмездностью.

Между дарением и прощением долга имеются отличия по предмету. Предметом прощения долга, согласно мнению исследователя Серветника А. А.

является требование, то есть обязательственное субъективное право, вытекающее как из договорного, так и внедоговорного обязательства [3], что имеет отличия от договора дарения, поскольку предметом договора дарения, что прямо вытекает из ч. 1 ст.

 572 ГК РФ, может являться вещь, имущественное право либо имущественное требование. Таким образом, вещь не может являться предметом прощения долга, что свидетельствует о различии данных конструкций.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что прощение долга является способом прекращения обязательства, то есть оно производно по отношению к первоначальному обязательству, тогда как дарение представляет собой полноценную договорную конструкцию. Тот факт, что прощение долга как и дарение являются двухсторонними сделками, не свидетельствует о наличии либо отсутствии между ними сущностной связи. К тому же, вопрос о двухсторонности прощения долга является дискуссионным.

Позиция, заключающаяся в том, что прощение долга является разновидностью дарения, содержится в некоторых судебных решениях.

В ходе применения судами норм гражданского права нередко возникают ситуации, в рамках которых нужно разрешить вопрос о квалификации действий сторон как дарения либо как прощения долга.

В некоторых случаях судьи прибегают к системному и логическому толкованию, тем самым приходя к выводу о том, что прощение долга является видом дарения, что, однако же, не влияет на качество судебных решений, поскольку они принимаются исходя из оценки всей совокупности представленных доказательств.

Из содержания оспариваемых договоров дарения следует, что сделки носят безвозмездный характер, освобождения обязанности от уплаты долга в них нет.

Это означает, что суд признал прощение долга разновидностью дарения, для квалификации которого нужно устанавливать наличие специфического намерения кредитора, выражающееся в освобождении от уплаты долга в качества дара.

Таким образом, прощение долга будет являться дарением при следующих условиях: 1) безвозмездность; 2) наличие предмета договора дарения, то есть дара.

Суд на основе данных рассуждений, с учетом иных обстоятельств (предоставленная расписка о получении ответчиком от матери денежной суммы по договору займа была признана недопустимым доказательством, поскольку сам договор отсутствует, а расписка была составлена между близкими родственниками) признал договоры дарения недействительными.

Список литературы и источников

  1. Григорян Т. В. Проблема реализации принципа гуманизма в гражданском институте дарения // Science Time. 2013. № 3 (15). 150 с.
  2. Серветник А. А. Понятие предмета договора прощения долга // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2013. № 5 (94). 276 с.
  3. Серветник А. А. Эффективность соглашения о прощении долга в договорных обязательствах // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2014. № 3 (98). 240 с.

Ссылки

  1. Серветник А. А. Эффективность соглашения о прощении долга в договорных обязательствах // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2014. № 3 (98). С. 104.
  2. Григорян Т. В. Проблема реализации принципа гуманизма в гражданском институте дарения // Science Time. 2013. № 3 (15). С. 122.
  3. Серветник А. А. Понятие предмета договора прощения долга // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2013. № 5 (94). С. 92.

Источник: http://journalpro.ru/articles/sootnoshenie-proshcheniya-dolga-i-dogovora-dareniya/

Прощение долга контрагенту: правомерность и налоговые последствия для сторон

Является ли прощение долга дарением

 На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

Прощение долга нередко практикуется во взаимоотношениях между коммерческими организациями, и причины тому могут быть разные. Однако в любом случае возникают два ключевых вопроса: правомерно ли прощение долга в принципе и какие налоговые последствия повлечет эта операция для сторон? Рассмотрим подобную ситуацию на примере операций по поставке товара.

Правомерность заключения соглашения о прощении долга

Согласно ст.

506 ГК РФ по договору поставки продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок (или сроки) производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. При этом покупатель оплачивает поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки (п. 1 ст. 516 ГК РФ).

Напомним, ГК РФ допускает прекращение обязательства (в том числе и по договору поставки) не только его исполнением (п. 1 ст. 407 ГК РФ).

Так, одним из оснований прекращения обязательства является прощение долга, при котором кредитор освобождает должника от возложенных на него обязательств (ст. 415 ГК РФ).

Прощение долга возможно только в случае, когда это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Иных ограничений положения ГК РФ о прощении долга не содержат.

Однако необходимо отметить, что в ряде случаев суды квалифицируют прощение долга контрагенту как дарение. Так, ВАС РФ в 2005 году отметил, что отношения кредитора и должника по прощению долга считаются дарением, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара (п.

3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. № 104 “Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств”). В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным ст. 575 ГК РФ, п.

4 которой не допускает дарение в отношениях между коммерческими организациями. 

Таким образом, для того чтобы обосновать правомерность прощения долга контрагенту, кредитору необходимо подтвердить экономическую обоснованность совершенной сделки, то есть показать взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между ним и должником (в качестве аргументов можно привести получение кредитором суммы задолженности в “непрощенной” части без обращения в суд, расчет на продолжение совместной коммерческой деятельности и т. д.).

Формы сделки по прощению долга

Гражданское законодательство не содержит специальных норм о форме сделки по прощению долга, поэтому сторонам следует руководствоваться общими нормами (ст. 158-165 ГК РФ).

На практике прощение долга оформляется либо заключением соответствующего соглашения (двусторонней сделки), либо направлением должнику уведомления о прощении долга (односторонняя сделка).

В соглашении или в уведомлении, направляемом должнику, должно быть определено:

  • какой долг прощается;
  • основания возникновения долга;
  • сумма прощаемого долга.

Для подтверждения сторонами размера задолженности, указываемого в соглашении (уведомлении) о прощении долга, целесообразно предварительно провести сверку расчетов.

Рассмотрим теперь особенности налогообложения прибыли у кредитора и должника при совершении такой сделки.

Налоговый учет у компании-кредитора  


Формы сделки по прощению долга

Доходы кредитора от реализации товаров

Для кредитора, применяющего метод начисления, прощение долга по оплате реализованных товаров не влечет корректировки выручки от их реализации, ранее признанной в целях налогообложения (п. 1-3 ст.

271 НК РФ). Если же используется кассовый метод, при котором датой получения дохода признается день поступления налогоплательщику денег или имущества, то вопрос о корректировке, конечно, не возникает.

Убытки кредитора, образовавшиеся в результате списания задолженности

Сумма добровольно прощенной и списанной дебиторской задолженности должника перед кредитором не является безнадежным долгом в понимании п. 2 ст. 266 НК РФ, следовательно, учесть убытки в составе внереализационных расходов на основании подп. 2 п. 2 ст. 265 НК РФ не представляется возможным. 

В отношении учета для целей налогообложения прибыли долга, добровольно прощенного должнику, возможны следующие варианты.

ВАРИАНТ 1

Списание дебиторской задолженности за счет чистой прибыли кредитора.

Источник: http://www.garant.ru/article/650997/

Прощение долга одаряемого

Является ли прощение долга дарением

Предметом дарения может выступать освобождение получателя подарка от долга, имеющегося у него перед дарителем.

Прощение долга одаряемого может быть названо правомерным, если даритель, освобождая одаряемого от определенной обязанности, не нарушает прав других лиц в отношении принадлежащего ему имущества, а также, если одаряемый не высказывает возражений против освобождения его от имущественной обязанности.

Правоотношения, касающиеся прощения долга, регламентированы нормами ст. 415 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ).

Если долг прощается в рамках дарения, то крайне важно, чтобы присутствовали элементы договора дарения, такие как безвозмездность, намерение освободить одаряемое лицо от обязанности, возложенной на него.

Кроме того, при прощении долга кредитор не должен иметь имущественной выгоды, то есть не должен получать какое-либо встречное предоставление.

Соотношение дарения и прощения долга

Отечественная правовая доктрина и практика судебных разбирательств признают прощение долгов одним из способов, которыми могут прекратиться обязательства. В настоящее время в гражданском законодательстве институт прощения долга отделен от института дарения, но тесно с ним переплетается.

В частности, в ст. 572 ГК РФ указано, что даритель по соответствующему договору может освободить либо пообещать освободить одаряемого от какой-либо имущественной обязанности перед собой, то есть, в сущности, простить какой-то имущественный (денежный либо неденежный) долг.

В то же время в Главе 26 ГК РФ, посвященной прекращению обязательств, имеется ст. 415 ГК РФ, в которой прописаны все особенности прощения долга.

Таким образом, можно заключить, что прощение долга как вид дарения является безвозмездным освобождением одаряемого от имущественной обязанности перед дарителем.

Сделка, связанная с прощением долга, рассматривается учеными неоднозначно: некоторые ученые считают ее односторонней (отделяя, тем самым, ее от двустороннего дарения), тогда как другие полагают, что она является двусторонней (что сближает ее с дарением). Такое разночтение объясняется тем, что в ГК РФ прямо не указано, что основанием для прощения должника должно быть соответствующее соглашение.

Однако в силу правила, закрепленного в п. 2 ст. 154 ГК РФ, для признания сделки односторонней должно быть указание на это в соответствующей норме ГК РФ, чего, в частности, нет применительно к сделке по прощению долгов. Таким образом, рассматриваемая сделка является двусторонней и требует достижения соглашения между кредитором и должником.

Когда кредитор освобождает должника от имущественной обязанности (реализуя один из видов дарения), должно иметь место, во-первых, соответствующе соглашение сторон, и, во-вторых, соблюдение запретов и ограничений, установленных в ст. ст. 575, 576 ГК РФ.

Прощение долга не всегда является договором дарения — во многих случаях оно является вполне самостоятельным институтом.

К примеру, при прощении долгов между коммерческими организациями обличение освобождения от имущественной обязанности в конструкцию дарения является неверным, потому как такие сделки признаются ничтожными в силу п. 1 ст. 575 ГК РФ о запрещении дарения.

В ст. 415 ГК РФ, в отличие от ст. 572 ГК РФ, нет указания на то, что освобождение должника от имущественной обязанности должно обязательно носить безвозмездный характер.

Действительно, если кредитор освобождает должника от какой-то обязанности, то это не всегда безвозмездно в том смысле, который вложен законодателем в п. 2 ст.

423 ГК РФ (то есть без получения платы либо иного встречного предоставления за такое освобождение).

Пример

Должник А. должен перечислить кредитору Б. 1000 рублей. Срок исполнения обязанности уже наступил, но у должника на руках имеется только 500 рублей. Он сообщает кредитору, что может вернуть ему половину суммы при условии, что остальную половину кредитор простит ему.

Кредитор, который поставлен перед выбором — получить ли 500 рублей сейчас или не получить 1000 рублей, возможно, никогда, решает простить остаток долга должнику, заключив с ним соответствующее соглашение. В такой ситуации неверно говорить о безвозмездности и о дарении долга.

К сведению

Итак, прощение долга не всегда является дарением, однако дарение, подразумевающее освобождение одаряемого от имущественной обязанности по отношению к дарителю во всех случаях является одновременно прощением долга. При этом для такого прощения действуют ограничения, предусмотренные для передачи в дар.

Дарение и прощение долга отличаются тем, на достижение каких правовых последствий была направлена воля кредитора: на сохранение имущественной массы должника посредством освобождения его от имущественной обязанности или на достижение иных целей. В последнем случае прощение долга не подвержено тем ограничениям, которые установлены в ст.

ст. 575, 576 ГК РФ.

Особенности прощения долга юридическим лицам

В деятельности организаций зачастую возникает необходимость освобождения контрагента от имущественной обязанности. К примеру, это может потребоваться:

  • должник не имеет возможности погасить задолженность (согласно ст. 416 ГК РФ);
  • юридическое лицо-должник ликвидируется (согласно ст. 419 ГК РФ);
  • государственный орган принимает нормативный акт, делающий невозможной выплату задолженности (согласно ст. 417 ГК РФ).

В ГК РФ установлен запрет дарения между коммерческими организациями (согласно п. 1 ст. 575 ГК РФ), что распространяется также и на прощение ими долгов в рамках дарения.

Однако юридическое лицо может освободить своего контрагента от той или иной имущественной обязанности, руководствуюсь исключительно нормами ст.

415 ГК РФ, но если при этом оно не получает какого-либо встречного предоставления или имущественной выгоды, то нужно применять положения ГК РФ о дарении (так как фактически кредитор освобождает либо обязуется освободить должника от имущественной обязанности перед собой).

Важно

Таким образом, возникает коллизия, которую преодолевается посредством оформления прощения долга между юридическими лицами в виде возмездной сделки. В частности, можно обосновать совершение рассматриваемого действия с точки зрения экономической выгоды.

Практика показывает, что юридические лица нечасто освобождают своих должником от имущественных обязанностей, потому как это всегда связано с необходимостью доказывания налоговым и иным органам, что соответствующее действие не было дарением.

Соглашение о прощении долга

В ГК РФ нет особых указаний на то, как именно нужно оформлять прощение долга. Для того, чтобы осуществить освобождение должника от имущественной обязанности, кредитор может предложить должнику заключить соответствующее соглашение. Такой документ обязательно составляется в письменной форме.

Чтобы соглашение было составлено правильно, в нем должны найти отражение определенные пункты:

  1. «Шапка» договора, в которой отражаются: номер документа, дата и место составления, основные характеристики кредитора и должника. Для физических лиц вполне достаточно указать их имена, фамилии, адреса проживания и паспортные данные, тогда как при подписании документа представителями организаций необходимо указать с дополнение к их паспортным данным также основания, которые дают им право действовать от имени соответствующих юридических лиц. Таким основанием может являться доверенность или устав организации.
  2. Предмет соглашения — намерение одной стороны освободить другую сторону от исполнения определенной обязанности и условия, на который такое намерение будет реализовываться. Здесь нужно указать, на основании чего у должника возникли соответствующие имущественные обязанности, и в каком объеме (полностью или частично) кредитор освобождает должника от них. Кроме того, в данном разделе необходимо указать, что данное соглашение не нарушает прав третьих лиц.
  3. Конфиденциальность — условие о неразглашении содержания соглашения и принятии мер для того, чтобы содержание соглашения не было разглашено иными посвященными в существо документы третьими лицами.
  4. Заключительные положения — особенности вступления в силу договора и его расторжения, а также изменения его условий.
  5. Подписи сторон (печати юридических лиц и подписи их представителей).

По желанию сторон рассматриваемое соглашение может быть удостоверено нотариально, что предоставляет сторонам дополнительные гарантии того, что ими соблюдены все требования закона.

Налоговые последствия прощения долга

При прощении долгов налоговые последствия наступают, как правило, только для юридических лиц, которые обязаны учитывать прощеные долги в составе собственного баланса.

Отсутствие такого учета может расцениваться налоговыми органами как занижение налогооблагаемой базы при исчислении налога на имущество, что, в свою очередь, влечет применение к нарушителю налоговых санкций.

Внимание

У должника, которому прошено то или иное обязательство, в свою очередь, возникает доход, равный сумме долга. Такой доход подлежит налогообложению: для физических лиц — в рамках налога на доходы физических лиц (13% от дохода), а для юридических лиц — в рамках налога на прибыль (20% от прибыли).

Если организация освобождает своего контрагента от имущественной обязанности, учитывая связанные с этим убытки в качестве расходов, которые уменьшают налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, то результатом этого зачастую являются споры с налоговыми органами, считающими такой учет необоснованным. Согласно п. 16 ст. 270 НК РФ, стоимость безвозмездно переданного (в частности, работ, услуг или имущественных прав), равно как и расходы, связанные с такой передачей, не уменьшают налогооблагаемую прибыль.

Таким образом, прощение долга — сложный институт гражданского права, тесно связанный с институтом дарения. В то же время, их нельзя отождествлять, потому как у них имеются определенные особенности.

Для оформления освобождения должника от имущественной обязанности целесообразно прибегать к заключению письменного соглашения.

Для юридических лиц не рекомендовано использование конструкции безвозмездного дарения долга — более правильно оформлять сделку в качестве возмездной, в том числе и для того, чтобы избежать возможных споров с налоговыми органами.

Консультация юриста

Вопрос

Может ли организация простить долг своему работнику на условиях дарения?

Ответ

В ГК РФ не установлено ограничений на дарение долга юридическим лицом физическому лицу. Такую сделку можно оформить через дарственное соглашение или через соглашение о прощении долга. Также работодатель может издать указ или распоряжение о прощении долга работнику.

Вопрос

Может ли кредитор (гражданин), освободивший должника от обязанности возвращать сумму займа, через некоторое время передумать и потребовать возврата долга?

Ответ

Отказаться от исполнения соглашения о прощении долга кредитор может исключительно по тем основаниям, которые предусмотрены для признания сделки недействительной (к примеру, если докажет, что сделка была незаконной, мнимой или притворной, или была совершена им под влиянием заблуждения, обмана, угрозы либо в состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий).

У вас остались вопросы?

3 важные причины воспользоваться помощью юриста прямо сейчас

Быстро

Оперативный ответ на все ваши вопросы!

Качественно

Ваша проблема не останется без внимания!

Достоверно

С вами общаются практикующие юристы!

Схема нашей работы

Вопрос

Вы задаете вопросы дежурному юристу.

Юрист

Юрист анализирует ваш вопрос.

Связь

Юрист связывается с вами.

Вопрос

Вы задаете вопросы дежурному юристу.

Юрист

Юрист анализирует ваш вопрос.

Связь

Юрист связывается с вами.

Наши преимущества

Вы быстро получите ответ на свой вопрос

Средняя скорость ответа

Количество консультаций за сегодня

Количество консультаций всего

Задайте свой вопрос юристу!

Источник: http://dogovor-darenija.ru/chto-darit/prava-i-obyazannosti/dolgi/proshchenie-zadolzhennosti/

Прощение долга

Является ли прощение долга дарением
В обоих случаях, и при прощении долга и при дарении, идет речь об освобождении одной стороной другой стороны от лежащей на последней имущественной обязанности. Данное сходство неоднократно отмечалось различными авторами, однако единого мнения по данному вопросу не имеется.

Проблема отношения прощения долга как способа прекращения обязательств и договора дарения имеет давнюю и достаточно противоречивую историю, однако действующее современное законодательство в полной мере эту проблему не разрешает.

Вопросы, рассматриваемые в современном правоприменении и науке, в целом сводятся к следующему: какой сделкой является прощение долга – односторонней или многосторонней и, в случае признания многосторонней сделкой – является ли прощение долга разновидностью договора дарения.

Разрешение указанной проблемы имеет важное правоприменительное значение.

От ответа на данные вопросы зависит, во-первых, должно ли прощение долга быть основано на соглашении сторон и, во-вторых, распространяется ли на прощение долга (помимо ограничения, установленного в самой ст. 415 ГК РФ) ограничения и запреты на дарение, указанные в ст. ст. 575, 576 ГК.

Прощение долга, в особенности частичное,нередко практикуется  в отношениях между коммерческими организациями .

Однако, если бы в данных случаях прощение долга является одновременно и договором дарения, такие сделки следовало бы считать недействительными, поскольку ст.

575 ГК запрещает дарение в отношениях между коммерческими организациями, и сумма «прощеного» долга для коммерческих организаций была бы ограничена пятикратным минимальным размером оплаты труда. 

В пользу признания прощения долга дарением высказываются многие авторы. В частности Суханов Е.А. указывает на то, что «… речь идет о разновидности дарения, требующего, следовательно, согласия должника, поэтому к прощению долга применимы правила о договоре дарения, в том числе о запрете и ограничении возможностей дарения (ст. 575, 576 ГК)».

Такого же мнения придерживается М.И. Брагинский и И.В. Елисеев пишет: «Освобождение от обязанности перед дарителем называется прощением долга. Буквальное толкование ст. 415 ГК приводит к выводу о том, что прощение долга является односторонней сделкой …. такой вывод некорректен, поскольку в силу ст.

572 ГК прощение долга всегда является договором дарения и поэтому требует согласия должника».

М. Масевич отмечает, что прощение долга в соответствии со ст. 415 ГК относится к односторонним сделкам и этим признаком отличается от дарения, которое является двусторонней сделкой. Аналогичного мнения придерживается Е.В. Кабатова .

Существует и третья точка зрения, которой придерживаются В.В. Витрянский и А.М Эрделевский и суть которой заключается в том, что прощение долга только при определенных условиях может являться разновидностью дарения. Так, В.В. Витрянский подчеркивает, что прощение долга, будучи основанием прекращения обязательства.

, именно в этом качестве «используется в имущественном обороте, участники которого нередко путем прощения долга прекращают взаимные обязательства…Признание всякого прощения долга договором дарения способно дестабилизировать имущественный оборот и повлечь за собой иные серьезные негативные последствия». А.М.

Эрделевским на основании анализа законодательства и моделирования различных ситуаций приходит к выводу, что прощение долга, являясь двусторонней сделкой, далеко не всегда становится дарением.

Прощение долга тогда и только тогда может быть квалифицировано как дарение, если воля кредитора была направлена «на сохранение имущественной массы должника путем безвозмездное освобождение от имущественной обязанности перед собой» и только в этом случае дарение подвержено ограничениям. В противном случае прощение договора разновидностью дарения не является.

К аналогичному выводу приходит и В.В. Витрянский, отмечая, что прощение долга может быть квалифицировано как договор дарения, «когда положительно решен вопрос о безвозмездности … действий кредитора по освобождению должника от возложенных на него обязательств и при явном намерении кредитора одарить должника» , и, далее, «здесь… необходимо исходить из презумпции возмездности прощения долга».

Для иллюстрации утверждения о возможной возмездности прощения долга А.М. Эрделевский приводит следующий пример. Между сторонами заключен договор купли-продажи, покупатель оплатил товар, и на продавце лежит обязанность этот товар передать.

Допустим, что покупатель предполагал реализовать товар в другом городе, где находится единственный потенциальный потребитель этого товара.

К моменту передачи товара значительно возросла стоимость перевозки, и покупателю стало экономически выгоднее лишиться товара, а также средств на его приобретение, нежели нести дополнительные затраты. Однако покупатель обязан принять товар от продавца (вывезти его со склада. что также сопряжено с расходами).

Таким образом, покупателю целесообразно освободить продавца от обязанности передать товар, т.е. простить ему долг, рассчитывая, что продавец не будет требовать от покупателя его принятия. В этом случае продавец получит возможность распорядиться товаром по своему усмотрению (например, реализовать иным лицам.)

Автор отмечает, что в данной ситуации «воля покупателя направлена не на безвозмездное освобождение продавца от обязанности передать товар, а на полное прекращение обязательственного отношения, участие в котором стало для покупателя убыточным» .

Однако мотивация в гражданско-правовых отношениях значения не имеет. Тот факт, что покупатель был экономически заинтересован освободить своего контрагента от лежащей на нем обязанности, не может служить основанием для доказательства возможной возмездности прощения долга.

Или, например, другая ситуация, приведенная в этой же статье.

Должник обязан уплатить кредитору наличными 1000 руб., срок исполнения этой обязанности уже наступил, но должник не имеет в своем распоряжении этой суммы. Он информирует кредитора, что имеет возможность немедленно взять взаймы под проценты у третьего лица 500 руб. и отдать их кредитору наличными, если тот простит ему остальную часть долга.

Кредитор оказывается перед выбором: предпочесть 500 руб. сейчас и простить должнику остальную часть долга, либо ждать, когда должник изыщет возможность вернуть всю сумму, либо обратиться в суд и получить деньги и через несколько месяцев судебной тяжбы (если должник к тому времени не окажется неплатежеспособным).

Велика вероятность того, что кредитор предпочтет первое, и между сторонами будет заключено соглашение, по которому должник передаст кредитору наличными 500 руб., а кредитор освободит должника от обязанности уплаты оставшейся задолженности в размере 500 руб. (простит эту часть долга).

Автор считает, что в данном случае имеет место правомерное прощение долга, которое обусловлено встречным имущественным предоставлением, и в силу этого не является безвозмездным.

Однако способ, которым прекращен в этой ситуации договор займа, имеет все признаки отступного. Действительно, в рассмотренном примере обязательство (денежное) по соглашению контрагентов прекращено путем предоставления денежной суммы взамен исполнения (передачи 1000 руб.). Размер суммы – 500 руб., а также, вероятно, срок и порядок исполнения были оговорены сторонами.

Сделаем попытку отграничить прощение долга от отступного.

Представляется, что при прощении долга воля кредитора направлена на прекращение обязательства посредством освобождения должника от лежащей на нем обязанности, а при применении отступного заключается соглашение кредитора и должника о прекращении обязательства при условии исполнения должником иного обязательства, оговоренного сторонами.
Учитывая изложенное возможно сделать некоторые выводы.

Во-первых, прощение долга и отступное отличаются по признаку возмездности.
Во-вторых, при прощении долга юридическая связь между сторонами прекращается, когда кредитором принято решение освободить должника от исполнения обязательства (и должник не возражает), при применении отступного юридическая связь между сторонами прекращается в момент исполнения условий соглашения об отступном.

При таких обстоятельствах представляется вполне обоснованным подход, при котором прощение долга рассматривается в качестве двусторонней сделки и имеет признаки дарения.

Так, односторонней, согласно п. 2 ст. 154 ГК РФ является сделка, для совершения которой необходимо и достаточно выражения воли одной стороны; в соответствии со ст. 155 ГК РФ «односторонняя сделка может создавать обязанности для других лиц лишь в случаях, установленных законом или соглашением сторон».

Вместе с тем на практике возможны ситуации, когда должник предпринял какие-либо действия и понес определенные затраты для того, чтобы исполнить обязательство надлежащим образом, предложение кредитора о прекращении обязательства путем прощения долга ему невыгодно, и он не согласен прекратить обязательство таким образом.

Поскольку прекращение обязательства по требованию одной стороны допускается только в случаях, предусмотренных законом или договором (п. 2 ст. 407 ГК РФ), в случае, когда кредитор настаивает на прекращении обязательства и не принимает надлежащее исполнение, будет иметь место просрочка кредитора (ст. 406 ГК РФ).

Таким образом, несмотря на то, что в ст. 415 ГК РФ не предусмотрено соглашение сторон в качестве основания прощения долга, должник, как минимум, не должен возражать против прекращения обязательства, таким образом, т.е. и воля должника, как и воля кредитора, должна быть направлена на прекращение обязательства. Следовательно, прощение долга необходимо признать двусторонней сделкой.

Как было указано выше, прощение долга не может носить возмездный характер. Можно утверждать, что прощение долга и договор дарения имеют одинаковые признаки, следовательно, представляется верной точка зрения, согласно которой прощение долга является дарением.

Представляется, что дарение является двусторонней сделкой, поскольку должник как минимум не должен возражать против прекращения обязательства таким способом. Действительно, возможны ситуации, когда должник предпринял какие-либо действия, понес затраты и ему выгоднее исполнить обязательство, нежели прекратить.

Что касается вопроса о предполагаемой возмездности прощения долга, представляется, что этот критерий не может быть принят во внимание, поскольку мотивация в гражданско-правовых отношениях значения не имеет.

На основании изложенного можно сделать вывод, что конструкция прощения долга совпадает с конструкцией дарения в форме освобождения должника от имущественной обязанности. Следовательно, все ограничения и запреты, предусмотренные для дарения, действительны и для прощения долга.

Источник: https://legallib.ru/civillaw/proshenie-dolga.html

Признаки сделки прощения долга

Является ли прощение долга дарением
Признаки сделки прощения долга. Как оформить прощение долга. Суд признал соглашение о прощении долга незаключенным, так как стороны в нем не назвали обстоятельство, из которого возникла задолженность.

Вопрос: Соглашение о прощении долга не является дарением.

Какие признаки сделки прощения долга об этом могут свидетельствовать? И как правильно составить соглашение о прощении всего долга?

Ответ: Для того, чтобы прощение долга суд не признал дарением, необходимо чтобы в отношениях кредитора и должника, прослеживалась четко выраженная воля кредитора освободить должника от обязательств, намерение кредитора отказаться от задолженности, экономическая обоснованность совершенной сделки (для этого должна существовать взаимосвязь между прощением долга и имущественной выгодой, которую получил кредитор по какому-либо обязательству между ним и должником).

Обоснование

Как простить долг контрагенту

Даже добросовестный должник не всегда способен исполнить принятые на себя обязательства. В таком случае кредитор вправе простить долг (ст.

 415 ГК РФ), чтобы сохранить партнерские отношения с должником или чтобы гарантированно получить хотя бы часть задолженности.

Такой способ прекращения обязательства в предпринимательской сфере не очень распространен, хотя в некоторых ситуациях выгоден и кредитору, и должнику. Однако ошибки, которые они нередко допускают при прощении долга, могут причинить убытки обеим сторонам.

Закон разрешает прощение долга как в части (за исключением случаев, когда предмет обязательства в принципе нельзя разделить на части), так и в полном объеме. Однако при прощении долга в полном объеме налоговые и судебные риски значительно увеличиваются. Исключение составляет случай прощения материнской компанией долга по договору займа дочерней компании.

Как оформить прощение долга

Прощение долга, как и любую сделку юридического лица, необходимо совершить в простой письменной форме (подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ).

Прощение долга можно оформить соглашением или уведомлением о прощении долга. Во втором случае кредитор направляет должнику письмо, которым уведомляет его об освобождении от обязанностей. Обязательство считается прекращенным с момента, когда должник получил такое уведомление, если он в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга (п. 2 ст. 415 ГК РФ).

Эти правила применяются и для прощения долга по сделкам, которые требуют государственной регистрации. В этом случае также достаточно простой письменной формы соглашения или уведомления о прощении долга.

Регистрация – это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество. Следовательно, если прощение долга по договору купли-продажи недвижимого имущества освобождает должника, к примеру, от части обязательства по уплате денежных средств, то оно не подлежит государственной регистрации.

Подтверждением данному выводу служит постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22 мая 2008 № Ф04-2966/2008(4952-А75-17) по делу № А75-9242/2006.

Стороны заключили соглашение о прекращении договора аренды, в котором договорились об отсутствии материальных и финансовых претензий друг к другу.

Суд признал сделку прощением долга и указал, что государственная регистрация для нее не требуется.

В тексте соглашения или уведомления о прощении долга нужно указать:

1. какое обязательство прекращается;

2. из чего оно возникло;

3. когда истек срок его исполнения и т. п.

Пример из практики. Суд признал соглашение о прощении долга незаключенным, так как стороны в нем не назвали обстоятельство, из которого возникла задолженность

МУП «Г.» и индивидуальный предприниматель К. заключили соглашение об исполнении обязательства и прощении долга. В соглашении стороны договорились о том, что МУП «Г.» будет погашать долг перед К.

на условиях рассрочки. Если должник будет выполнять условия рассрочки, то кредитор простит часть долга в размере 30 процентов.

Если же должник не будет выполнять условия рассрочки, то соглашение в части прощения долга потеряет силу.

Впоследствии МУП «Г.» обратилось в суд с требованием признать соглашение недействительным. Суд в удовлетворении иска отказал, признав спорное соглашение незаключенным.

Основанием послужило следующее обстоятельство.

В соглашении отсутствовало указание на обязательства, из которых возникла задолженность истца (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 19 мая 2010 по делу № А31-4521/2009).

Пример из практики. Суд признал соглашение о прощении долга незаключенным, так как стороны не согласовали предмет сделки

ООО «М.» (застройщик) и Н. (дольщик) заключили договор об участии в долевом строительстве. Дольщик внес 2 361 482 руб., однако застройщик нарушил срок передачи объекта долевого строительства.

В связи с этим Н. обратился в рамках дела о банкротстве застройщика с заявлением о включении требования по пеням в реестр требований кредиторов.

Фактический срок передачи квартиры Н. подтвердил актом приема-передачи. В нем стороны указали, что у застройщика отсутствуют материальные претензии к дольщику, а у дольщика – материальные претензии, претензии по качеству строительства объекта и срокам ввода объекта в эксплуатацию к застройщику.

Суд указал, что «буквальное толкование содержащихся в акте условий не позволяет прийти к выводу… о прощении долга. Прощение долга выражается в форме освобождения кредитором должника от имущественной обязанности. В результате прощение долга становится одним из видов дарения.

В этой связи оно должно быть основано на соглашении сторон. Из смысла статьи 154 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что для совершения сделки должна быть выражена воля стороны.

Более того, исходя из положений статей 415 и 432Гражданского кодекса Российской Федерации прощение долга считается состоявшимся при определении предмета сделки, то есть размера прощаемой задолженности, если предмет сделки определяется в денежном выражении. В акте приема-передачи.

.. отсутствует соглашение сторон о прощении долга по пеням в сумме 1 275 436,43 руб.».

Поэтому суд пришел к выводу, что при таких обстоятельствах участник долевого строительства имел правовые основания для начисления неустойки, а также для предъявления этого требования в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) застройщика (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 октября 2013 по делу № А53-36918/2012).

Прощение долга необходимо выразить «четко и недвусмысленно, а просто умолчание о судьбе обязательства не может рассматриваться как юридический факт» (постановление ФАС Московского округа от 17 октября 2011 по делу № А41-9386/11).

Пример из практики. Если отсутствует четко выраженная воля кредитора освободить должника от обязательств, такое соглашение нельзя считать прощением долга

В дополнительном соглашении к договору стороны договорились о том, что администрация списывает 50 процентов задолженности исполнителя (должника) в сумме 3340 тыс. руб. Несмотря на это, администрация обратилась с заявлением, в котором просила включить в реестр требований кредиторов должника задолженность по договорам в размере 5238 тыс. руб.

Суд первой инстанции удовлетворил требование. Однако апелляционный суд решил, что администрация освободила должника от обязанности по возврату долга. Поэтому обязательство прекратилось на основании статьи 415 Гражданского кодекса РФ.

Кассационный суд не согласился с этим исходя из следующего.

Прощение долга предполагает четко выраженное волеизъявление кредитора освободить должника от гражданско-правовой обязанности. Его можно осуществить как путем «объявления в однозначной форме кредитором об этом, так и путем совершения им действий, определенно свидетельствующих об отказе от соответствующего права требования без намерения сохранить за собой это право в какой-либо части».

Спорное дополнительное соглашение не поименовано в качестве соглашения о прощении долга. Оно не содержит четко выраженной воли администрации освободить должника от обязанностей и отказа сохранить за собой право требования в какой-либо части.

Источник: https://www.glavbukh.ru/hl/217970-priznaki-sdelki-proshcheniya-dolga

Крепость Права
Добавить комментарий